Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

По поводу журнала "Волга-XXI век"

Я не решался говорить о ситуации с журналом, опасаясь повредить главному редактору Анне Сафроновой.
После многочисленных публикаций опасения сняты, Анну с должности сняли. Суть в следующем.
Никаких личных претензий к физическим лицам у меня нет. А вот к деятельности издателя Гришина, тем более к мифическому редактору журнала Костенко есть.
Эти люди преследовали свои коммерческие интересы, и я допускаю, что их способ действия не совпадал с моими пристрастиями. Культура культуркой, а деньги - баблом. Какого болта им нужно было бежать впереди паровоза, я не знаю и знать не хочу. Это какие-то недоступные мне соображения.
Нет приказа, нет намека, нет даже веяния на запрет публикаций в литературном журнале однофамильца Володина. При общем блядстве TV нет запрета на слово "блядь" в невинном контексте малоизвестного татарского поэта. И т.д.
Тем более у издателя нет права вето на работу редактора, иначе возникает вопрос: "Зачем ты его брал на работу?".
Никаких иных конфликтов, кроме идеологически-политических, я не вижу.
А вижу то, что заставляет меня задавать вопросы.
Например, недавно выяснилось, что в несуществующую редколлегию входит г-н Болкунов, бывший цензор подсоветской "Волги". Который бывший главный редактор "Волги - XXI век", с огромным упехом просравший издание, что стало понятно даже его покровителям. Который несколько лет занимал помещение в здании "Мелиорации" по адресу: Московская, 55. Кто его бездеятельность финансировал, кто оплачивал аренду, выдавал зарплату и прочее? Нет ответа...
В этой же редколлегии состоит г-н Амусин, который на выходе из минпечати области (после совместной многочасовой болтовни о судьбе изящной словесности с тогдашним министром печати и информации Костенко) говорил мне буквально следующее: "Вот стоит писатель Каришнев-Лубоцкий, я с ним выпиваю, несмотря на то, что он еврей. Редкий хороший еврей".
Также у них в редколлегии есть поэт Палькин, который (опять же ничего личного) является реинкарнацией К.У.Черненко со всеми вытекающими. Которого я ценю за строчку "Да, я такой, мне дайте стерлядь".
И как мне после всего этого себя вести? Тем более, что я материально не заинтересован в журнале, я в нем получил однажды 500 рублей за публикацию трех стишков и двух рецензий.
Сегодня, кстати, будут выбирать нового главного редактора. И у меня нет ни малейших сомнений в его лояльности и подобострастии.

Валентин Ярыгин. Публикация из "Волги" 1999 г. с предисловием Олега Рогова

Валентин Ярыгин

Стихотворения
1950 — 60-х годов


У меня не поднимается рука дать этой подборке стихотворений Валентина Ярыгина (1920 — 1970) заголовок «из творческого наследия» — звучит слишком приглаженно и академично. Предполагается, что было творчество и есть наследие, а в данном случае эти понятия — синонимы.
Это вторая большая публикация стихов Валентина Ярыгина, первая была в «Волге» же (№ 5/6 за 1995 год); до того мелькнули лишь два текста, один в начале сороковых в боевом листке части, где служил Ярыгин (подержать бы в руках!), второй — в перестроечном самиздате («Ведомости Саратовского “Мемориала”»). Так что всё остальное — это и есть творческое наследие.
Есть ещё одно слово, которое как бы просится к этой вводке: традиция. Но тут тоже всё не просто. При жизни Ярыгина был круг читателей и поклонников, после смерти была легенда о нём; что касается стихов, то эта линия осталась далеко за горизонтом и можно назвать лишь Александра Ханьжова, который не без основания считает Ярыгина своим учителем.
Ярыгину выпало не самое лучшее место и не самое лучшее время для творчества. Можно считать поэтический Саратов того времени неким островом, или гетто, или Монако, мосты на большую землю с которого наведены не так уж давно. Почему было именно так — не мне судить, «меня там не стояло». Что было, то было. Вернее, чего не было, того не было.
И вот, просвещённым островитянам пришло время осваиваться с собственной традицией. Она может казаться непродуктивной, может ужасать экзотичной старомодностью или умилять нигилизмом, но другой у нас нет и приходится ценить именно её — как полусгнивший сруб свайной постройки, любовно огороженный в центре мегаполиса.
Сейчас я готовлю к печати книгу избранного Валентина Ярыгина, которая будет называться «Стихи из клетки» и, дай Бог, выйдет в этом году.

Олег Рогов


Collapse )

Продолжение романа

Глава седьмая
Ольга ЧЕСАКОВА


В предыдущих главах («НВ», № № 27-32, 2004) пропадает московский бизнесмен Лев Пекшин. К поискам подключается частный сыщик Синицын. Прибыв в С., на родину Пекшина, детектив общается со свидетелями бурной юности пропавшего, заводит близкое знакомство с его бывшей любовницей. А в недрах областного правительства, в преддверии грядущих выборов, всплывает имя неожиданного кандидата – исчезнувшего москвича. Синицын, играя привычную роль мачо, ловеласа и опытного профессионала, ни на йоту не приблизился к разгадке таинственного исчезновения. То, что фигурант где-то в С., сомнений не вызывает, но расследование по-прежнему далеко от завершения. Продолжает журналист Ольга ЧЕСАКОВА.

Collapse )

Продолжение романа

Глава четвертая
Светлана МИКУЛИНА


В предыдущих главах («НВ», № № 27- 29, 2004) Лев Пекшин по прозвищу Змей Горыныч, московский бизнесмен родом из С., исчез из собственной квартиры. К розыску, в числе прочих, подключается частный сыщик Синицын. Расследование приводит его на родину пропавшего. Прямо с вокзала он отправляется на поиски матери бизнесмена, скромной учительницы литературы. Но за несколько часов до прибытия сыщика в С. старушка Пекшина произвела в стенах лицея небывалый переполох и отбыла в отпуск в неизвестном направлении. Продолжает журналист Светлана МИКУЛИНА.

Collapse )

Авантюрный роман из старых "Новых времен"

Долг платежом зелен
Авантюрный роман


В 1926 году редактор журнала «Огонек» Михаил Кольцов затеял публикацию романа 25-ти авторов. Первую главу «Больших пожаров» он попросил написать Александра Грина. Затем эстафету переняли многие знаменитые писатели: А. Толстой, Л. Леонов, И. Бабель, К. Федин, М. Зощенко, В. Каверин и другие. Каждый стремился так запутать действие, что следующему автору приходилось изобретать новые неожиданные повороты. В 1963 году стала выходить первая еженедельная «толстушка» – «Неделя». Для привлечения читателей к новой газете редакция обратилась к Валентину Катаеву, который вспомнил про затею Кольцова и организовал новое коллективное сочинение «Смеется тот, кто смеется», написав первую главу. Среди 10 авторов были В. Аксенов, Ю. Казаков, В. Войнович, Ф. Искандер, А. Гладилин, Г. Владимов – будущие знаменитые «шестидесятники». В 2004 году «Новые времена» решили немного развлечь читателей в летний зной третьим коллективным авантюрным романом. Начать его мы попросили одного из авторов романа «Смеется тот, кто смеется», доброго друга нашей газеты, создателя знаменитого «Чонкина» Владимира Войновича.
<С. Боровиков>

Collapse )