?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

Я не решался говорить о ситуации с журналом, опасаясь повредить главному редактору Анне Сафроновой.
После многочисленных публикаций опасения сняты, Анну с должности сняли. Суть в следующем.
Никаких личных претензий к физическим лицам у меня нет. А вот к деятельности издателя Гришина, тем более к мифическому редактору журнала Костенко есть.
Эти люди преследовали свои коммерческие интересы, и я допускаю, что их способ действия не совпадал с моими пристрастиями. Культура культуркой, а деньги - баблом. Какого болта им нужно было бежать впереди паровоза, я не знаю и знать не хочу. Это какие-то недоступные мне соображения.
Нет приказа, нет намека, нет даже веяния на запрет публикаций в литературном журнале однофамильца Володина. При общем блядстве TV нет запрета на слово "блядь" в невинном контексте малоизвестного татарского поэта. И т.д.
Тем более у издателя нет права вето на работу редактора, иначе возникает вопрос: "Зачем ты его брал на работу?".
Никаких иных конфликтов, кроме идеологически-политических, я не вижу.
А вижу то, что заставляет меня задавать вопросы.
Например, недавно выяснилось, что в несуществующую редколлегию входит г-н Болкунов, бывший цензор подсоветской "Волги". Который бывший главный редактор "Волги - XXI век", с огромным упехом просравший издание, что стало понятно даже его покровителям. Который несколько лет занимал помещение в здании "Мелиорации" по адресу: Московская, 55. Кто его бездеятельность финансировал, кто оплачивал аренду, выдавал зарплату и прочее? Нет ответа...
В этой же редколлегии состоит г-н Амусин, который на выходе из минпечати области (после совместной многочасовой болтовни о судьбе изящной словесности с тогдашним министром печати и информации Костенко) говорил мне буквально следующее: "Вот стоит писатель Каришнев-Лубоцкий, я с ним выпиваю, несмотря на то, что он еврей. Редкий хороший еврей".
Также у них в редколлегии есть поэт Палькин, который (опять же ничего личного) является реинкарнацией К.У.Черненко со всеми вытекающими. Которого я ценю за строчку "Да, я такой, мне дайте стерлядь".
И как мне после всего этого себя вести? Тем более, что я материально не заинтересован в журнале, я в нем получил однажды 500 рублей за публикацию трех стишков и двух рецензий.
Сегодня, кстати, будут выбирать нового главного редактора. И у меня нет ни малейших сомнений в его лояльности и подобострастии.
Валентин Ярыгин

Стихотворения
1950 — 60-х годов


У меня не поднимается рука дать этой подборке стихотворений Валентина Ярыгина (1920 — 1970) заголовок «из творческого наследия» — звучит слишком приглаженно и академично. Предполагается, что было творчество и есть наследие, а в данном случае эти понятия — синонимы.
Это вторая большая публикация стихов Валентина Ярыгина, первая была в «Волге» же (№ 5/6 за 1995 год); до того мелькнули лишь два текста, один в начале сороковых в боевом листке части, где служил Ярыгин (подержать бы в руках!), второй — в перестроечном самиздате («Ведомости Саратовского “Мемориала”»). Так что всё остальное — это и есть творческое наследие.
Есть ещё одно слово, которое как бы просится к этой вводке: традиция. Но тут тоже всё не просто. При жизни Ярыгина был круг читателей и поклонников, после смерти была легенда о нём; что касается стихов, то эта линия осталась далеко за горизонтом и можно назвать лишь Александра Ханьжова, который не без основания считает Ярыгина своим учителем.
Ярыгину выпало не самое лучшее место и не самое лучшее время для творчества. Можно считать поэтический Саратов того времени неким островом, или гетто, или Монако, мосты на большую землю с которого наведены не так уж давно. Почему было именно так — не мне судить, «меня там не стояло». Что было, то было. Вернее, чего не было, того не было.
И вот, просвещённым островитянам пришло время осваиваться с собственной традицией. Она может казаться непродуктивной, может ужасать экзотичной старомодностью или умилять нигилизмом, но другой у нас нет и приходится ценить именно её — как полусгнивший сруб свайной постройки, любовно огороженный в центре мегаполиса.
Сейчас я готовлю к печати книгу избранного Валентина Ярыгина, которая будет называться «Стихи из клетки» и, дай Бог, выйдет в этом году.

Олег Рогов


Read more...Collapse )
ЕЛЕНА ТИНОВСКАЯ: О СЕБЕ И О ДРУГИХ

В субботу, 16 марта в Саратовском государственном музее-усадьбе Чернышевского состоялся поэтический вечер екатеринбургской поэтессы Елены Тиновской, приехавшей по приглашению саратовского поэта Алексея Александрова и устроителя неформальных поэтических вечеров Мурата Новосельского. Елена читала стихи, опубликованные в журналах «Знамя», «Урал», рассказывала о литературной ситуации в Екатеринбурге. Манера ее исполнения была достаточно нетрадиционной для несколько манерного Саратова. Алексей Александров, к примеру, нашел тематику ее стихов «близкой к лианозовской школе». Думается, параллель эта не единственно возможная.

Вечеру предшествовало общение за круглым столом, где Елена рассказывала о себе — и не только о себе. Спрашивали: Алексей Голицын, Алексей Александров, Евгений Заугаров, Мурат Новосельский, Анна Сафроно-ва и другие. Этот разговор вкратце мы и воспроизводим, не к обиде всех спрашивающих обозначая их значком вопроса.

Read more...Collapse )

Dec. 27th, 2007

Олег Рогов, Евгений Малякин, Сергей Рыженков и др. Газета "Саратовский листок", март 1990.